Благотворительный фонд помощи детям сиротам-инвалидам во имя св. Матроны Московской. Основан в 2008 году

Люди в Церкви

 

КРЫЛЬЯ НАДЕЖДЫ

Полтора года назад мы писали о мини-типографии при социальном отделе епархии, в которой проходят реабилитацию и социализацию люди с ограниченными возможностями. За прошедший год, по благословению протоирея Николая Брындина, руководителя социального отдела епархии, типография переехала и разрослась до центра по работе с людьми с ограниченными возможностями здоровья с пятью мастерскими: керамической, швейной, ткацкой, иконописной и, как и раньше, типографией. Центр разместился на улица Крупской, в здании бывшего подворья Важеозерского монастыря.

Текст Евгений Перевалов

^ Как Миша стал «людимым»

Главная задача центра по работе с людьми с ограниченными возможностями здоровья, который носит неофициальное название «Крылья надежды», — разбить стену отчуждения между людьми «с особенностями» и окружающим их миром «без особенностей», дать им почувствовать свою важность и значимость. Условия, с которыми столкнулись его подопечные при въезде в новое помещение, как нельзя лучше способствовали этому. До того как здание на Крупской, 5, передали епархии, здесь долгое время размещался суд Невского района. Состояние комнат и коридоров после отъезда судей оставляло желать лучшего и уж точно не было пригодно к тому, чтобы в них занимались творчеством люди с ограниченными возможностями здоровья.

Вот Миша. У него расстройство аутистического спектра, ему непросто адаптироваться в обществе: очутившись среди незнакомых людей. Миша тут же уходит в себя.

— Сначала мы даже думали, что не сможем принять Мишу в нашем центре, — говорит руководитель инклюзивных мастерских Надежда Арзамасцева, — так он нас боялся, всё время сидел в сторонке. А сейчас он мой лучший помощник, исполнительный и ответственный.

Там, где раньше располагалась комната дознания, сейчас — небольшая кухня. На полу старый линолеум, стены выкрашены голубой краской. Но при переезде сюда социального центра не было даже и этого скромного убранства. Линолеум подарила паломническая гостиница, расположенная в соседнем здании, а краску и шпатлевку Надежда Арзамасцева покупала самостоятельно.

— Вот эта стена под окном была вся в дырках. Нужно было шпатлевать. Всё это мы делали своими руками: я и наши подопечные. Остальные ребята быстро устали, а Миша трудился до конца. Я шпатлевала верхнюю часть, а Миша — всю нижнюю. Мы очень сработались. Миша привык ко мне и к остальным ребятам. Так он и стал «людимым».

^ Работа с глиной

У Миши отлично развита моторика пальцев. Большой поклонник дымковской игрушки, в керамической мастерской ресурсного центра он старается создавать свои собственные изделия из глины. Занятия по керамике ведет Ольга Григорьевна Шадевская. С Надождой Арзамасцевой она познакомилась несколько лет назад в лагере для детей с особенностями в Раздолье, где впервые попробовала себя в качестве волонтера. Сейчас в ресурсном центре на Крупской она также помогает совершенно безвозмездно, как и остальные педагоги.

— Вот это Мишины изделия. — Ольга Григорьевна показывает ряд хорошо слепленных игрушек. — А вот такие делает Олег, еще один наш подопечный, — этого орла он слепил, наверное, минут за 10. У многих неплохо развита моторика.

По образованию Ольга Шадевская — педагог, она закончила Герценовский университет по профилю «Образование в области изобразительного и декоративно-прикладного искусства», а диплом писала как раз о преподавании лепки, но только у детей младшего и среднего школьного возраста.

Миша, Олег, Никита — уже взрослые ребята, но и дети посещают нашу мастерскую. По воскресеньям здесь проходят занятия воскресной школы для детей с особенностями в развитии, и ребята оттуда тоже заглядывают на лепку.

^ Левкас и позолота

Сначала мы подумывали о том, чтобы в помещениях разместить профессиональные производственные мастерские взамен на то, чтобы предприниматели обучали наших ребят, рассказывает Надежда Арзамасцева. — Но тс были согласны лишь выделять час в неделю на проведение мастер-классов. Такой вариант нам не подошел, поэтому, посовещавшись со священниками из социального отдела, решили, что будем опираться на помощь добровольцев. И не прогадали.

Светлана Кузнецова — супруга священника Феодора Кузнецова из храма святителя Николая Чудотворца на улице академика Лебедева. У матушки своя иконописная мастерская «Святой образ», есть опыт работы с «особыми» людьми — не так давно она обучала азам иконописи пятнадцатилетнюю девочку с особенностями в развитии.

В социальном центре на занятия в иконописной мастерской ходят несколько человек, но самый постоянный ученик Светланы Кузнецовой — Сергей. Сейчас Сергей проводит полный цикл подготовительных работ: он грунтует, полирует, а потом золотит доски под будущие иконы.

— Наношу левкас шпателем, растираю его по всему периметру, — Сергей показывает результаты своей работы. — Потом надо дождаться, когда левкас высохнет. Затем я беру наждачную бумагу и ровняю поверхность. Она становится гладкая, как слоновая кость. И в конце я золочу её.

— Мы хотим учить золотить не только гладкие поверхности, но и резьбу, чеканку, — говорит Светлана Кузнецова. — Но иконопись, даже на подготовительных этапах, — непростая и трудоемкая вещь.

 

^ Зайчики и муми-тролли

Супруга Сергея Лена занимается в швейной мастерской. Сейчас она трудится над детским платьем. Кроме нее под руководством Натальи Мильштейн занимаются еще несколько девушек. Все они — выпускницы детского дома, и по достижении совершеннолетия получили квартиры в одном и том же жилом комплексе: не только коллеги, но и соседи. Лена привела за собой подругу Наташу, а саму Лену позвала в мастерские Соня. Пока что информация о социальном реабилитационном центре на улице Крупской распространяется в основном именно так — среди знакомых, от человека к человеку.

Руководитель швейной мастерской Наталья Мильштейн — опытная швея. Она дает мастер-классы не только по шитью, но и по валянию, вышивке лентами, изонитью. Много лет преподавала детям. С Надеждой Арзамасцевой она познакомилась на ярмарке народного творчества, где выставлялись и её работы.

— Работа с людьми с ограниченными возможностями новая для меня. Новый мир, новое отношение к жизни, — говорит Наталья Мильштейн.

А вот Аня. На столе перед ней разложено несколько холщовых сумок, на которые с помощью специальных штампов Аня наносит рисунки: вот домики, зайчики, муми-тролли.

— Я закончила 499-ю коррекционную школу. — Аня с радостью начинает рассказывать о себе, — потом 35-е профессиональное училище. И пошла работать швеей, но у меня не получилось. А потом познакомилась со своими замечательными друзьями — Соней, Леной, Серёжей. Это они меня сюда пригласили!

На вопрос о том, какой рисунок для сумок ей нравится больше всего, Аня отвечает, что «зайчик — самый милый». А вот нашему фотографу показалось, что самый милый все-таки муми-тролль. О вкусах не спорят.

^ Главное — самостоятельность

Ваня — настоящий профессионал в вырезании кружочков для свечей. Эти кружочки нужны, чтобы воск не капал на руки человеку, который будет держать свечу во время крещения, венчания или соборования. Сам Ваня стесняется рассказывать про свою работу, поэтому за него говорит Надежда Арзамасцева:

— У Вани расстройство аутистического спектра. Раньше Ваня претендовал на работу еще одного нашего подопечного, Никиты, который очень хорошо умеет готовить к ламинированию бумажные иконки, но теперь Ваня нашел свое дело. Чтобы вырезать такое количество кружков. — Надежда показывает на большую стопку одинаково ровных бумажных дисков, — нужны изрядная усидчивость и терпение. Ваня может уйти в эту работу с головой.

Продукция, которую делают в типографии подопечные социального ресурсного центра, востребована епархией. Например, вырезанные Иваном кружки и ламинированные Никитой иконки идут на реализацию в Спасо-Преображенский собор, главный храм социального отдела. Дрѵгие приходы города заказывают здесь печать брошюр, календариков, официальных писем.

Наташа — самый ответственный работник типографии. Надежда Арзамасцева признается, что может доверить Наташе самые важные задания. Сейчас она скрепляет вместе странички пособия. напечатанного по заказу одной из коррекционных школ.

— Был период, когда мне хотелось научить ребят как можно большему числу навыков, — говорит Надежда Арзамасцева, — но потом я поняла, что это неверный путь. Теперь думаю, что надо доверять каждому конкретные операции, пусть более простые, зато они будут исполнять их самостоятельно.

А с самостоятельностью у многих подопечных центра действительно были проблемы. Особенно это касалось «домашних» детей, кто вырос не в детском доме, а в семье, под опекой родственников. Надежда рассказывает, что на первых порах ребята не могли самостоятельно вскипятить электрический чайник, потому что никто не показывал им, как это делается.

^ Инклюзия

Сейчас же ребята самостоятельно готовят себе обеды — на той самой кухне, которую они самостоятельно приводили в порядок перед заездом социального центра. Миша любит готовить илов, лучше всего у него получается нарезать для этого блюда морковь и лук.

— Да-да, — подтверждает Миша, — плов!

Но сегодня на кухне орудуют волонтеры. Владимир консультант координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии. Этот центр тоже работает под эгидой социального отдела и вскоре собирается занять помещения на четвертом этаже того же здания на улице Крупской.

— Два раза в неделю стараемся приходить в мастерские, чтобы помочь ребятам, — говорит Владимир. — Это, насколько я понимаю, идет на пользу и людям с ограниченными возможностями, и подопечным координационного центра. И те и другие должны почувствовать, что мир от них не закрыт: что здесь и те, кто готов помочь, и те, кому можешь помочь ты сам. Такая вот идея.

— Мы стремимся к инклюзивному обучению наших ребят, — добавляет Надежда Арзамасцева. — Сначала они привыкают общаться друг с другом, потом — с волонтерами, и так привыкают к миру.

^ Перспектива для храма

Главным храмом подворья Важеозерского монастыря (строительство началось в конце XIX и закончилось в начале XX века) была Успенская церковь, освящал её святой праведный Иоанн Кронштадтский. После 1929 года, когда здание у монастыря отобрали, внѵтреннее пространство церкви было переделано до неузнаваемости. Та же участь постигла нижний храм подворья, освященный в честь пророка Осии. Еще недавно здесь располагались кабинеты суда, но сейчас все межкомнатные перекрытия, поставленные в советское время, снесены, и теперь, когда над тобой смыкаются храмовые своды, уже сложно ошибиться с изначальным предназначением этого места.

— Наша мечта — возродить храм, — говорит Надежда Арзамасцева. — Протоиерей Николай Брындин приезжает сюда и всё осматривает. Храм на первом этаже, сюда было бы удобно заезжать инвалидам на колясках. Мы договорились с социальным такси, теперь его клиенты могут доехать до наших мастерских бесплатно.

Еще в прошлом материале (ВЖ № 9, 2018 год) мы писали, что социальное такси возит инвалидов только к двѵм храмам в городе: Исаакиевскому собору и «Спасу-на-Крови», и то благодаря лишь музейному статусу обоих храмов. Так что в перспективе храм святого пророка Осии может стать храмом, в котором будут собираться многие маломобильные верующие.

^ Мастерская для светлых голов

Самая удивительная, уникальная мастерская в социальном центре на Крупской — ткацкая. Руководит ею мастер Марина Безпалова. Здесь занимаются не только люди с ограниченными возможностями, но даже их родители.

Ткацкие станки собраны Мариной Безпаловой буквально по деталям, найденными ею в разных уголках России, а что-то привезено из-за границы. Самая большая гордость — это большой ткацкий станок из Литвы.

— Я ездила по деревням и расспрашивала местных жителей, нет ли у них ненужных ткацких станков, — рассказывает Марина, — и что самое интересное, мне отвечали так: да, что-то такое лежит на чердаке, забирайте, если очень нужно. В нашей стране совершенно потеряны традиции ткачества. Вот этот большой станок я привезла из Риги, от тамошних ткачих. Я. очень хороший мастер со стажем, на их фоне — ученик. Мне до них расти и расти.

Под руководством Марины Безпаловой занимаются две девушки с очень плохим зрением, практически незрячие.

— В ткачестве главное — сохранный интеллект, — утверждает Марина. — Даже зрение не так важно, как светлая голова.

^ Помощь мастерским

У многих подопечных социального центра есть свои увлечения. У супрѵгов Сергея и Елены это вышивка бисером, а Никита пишет картины маслом. Их работы можно увидеть в типографии социального центра.

— Мы поощряем интерес к творчеству и жизни вне нашего центра, — говорит Надежда Арзамасцева. — Среди людей с особенностями немало очень талантливых, способных ребят. Но не все знают, как рассказать о себе, а иногда просто стесняются. Одна наша подопечная, которая, к сожалению, не может покидать квартиру из-за «синдрома бабочки» (крайней чувствительности кожи, любое прикосновение к которой вызывает боль и провоцирует многочисленные эрозии) — в совершенстве выучила греческий язык, а также некоторое время помогала мне с оформлением сайта.

Перед руководством инклюзивных мастерских остро стоит вопрос о том, как обеспечить удобный доступ мало-мобильным гражданам. Мастерские находятся на втором этаже, заехать туда, например. на коляске невозможно. Никитин папа помог центру с установкой перил, теперь его сын, тоже колясочник, может, встав с кресла и держась за поручни, медленно добраться до цели. Однако большинству колясочников и такой способ недоступен. Когда-нибудь в будущем здесь появится пандус и, наверное, лифт, но пока остается довольствоваться тем, что есть.

Пока что весь внутренний ремонт руководство социального центра тащит на себе — это требует и сил, и материальных вложений. Центру требуется любая посильная помощь: денежные пожертвования, расходные материалы для инклюзивных мастерских (бумага, ткань, нитки, тесьма, картриджи, глина), развивающие игры и пособия, бытовая техника, канцелярия, волонтерская помощь.

Мастерские располагаются по адресу: ул. Крупской, д.5 (станция метро «Елизаровская»). Тел.: 931-19-71, Сайт: www.matrona-fond.org

ВОДА ЖИВАЯ №3 (242) 2020